Стратегия Роскосмоса на 2035: краткий пересказ совещания

Эксперты обсудили перспективную стратегию развития госкорпорации

Не опубликованная пока стратегия развития «Роскосмоса» на период до 2025 г. и на перспективу до 2030 г., одобренная 22 февраля наблюдательным советом госкорпорации «Роскосмос», обсуждалась в пятницу экспертным советом Военно-промышленной комиссии в преддверии утверждения правительством. Как заявил на заседании вице-премьер Дмитрий Рогозин, отрасли нужны заказчики, заинтересованные в результате, а не в процессе, как это часто бывает сейчас. Как пример он привел Международную космическую станцию (МКС), где некоторые научные исследования готовились 10 лет назад и теперь «ищи-свищи тех, кто их начал».

По мнению вице-премьера, сейчас требуется решить, зачем нужен человек на орбите, а если ответа на этот вопрос нет, то оценить, не стоит ли сосредоточиться на освоении космоса только автоматами. В свою очередь, гендиректор «Роскосмоса» Игорь Комаров предложил перейти от этапа летных испытаний (он продолжается почти два десятилетия) к этапу эксплуатации российского сегмента МКС, а от постоянного российского экипажа на этой станции – к разовым миссиям.

Генконструктор по пилотируемым системам «Роскосмоса» Евгений Микрин сообщил, что в ближайшее время (согласно презентации стратегии – до конца 2018 г.) к МКС будет отправлен научный российский модуль, до 2020 г. – еще два модуля и в этом же году надо решить вопрос о будущем российского участия в программе. Участвующие в деятельности МКС агентства договорились пока о ее использовании до 2024 г. Не исключен вариант отстыковки российского сегмента МКС после 2024 г. для его автономного использования. Конструктор систем управления для советских и российских космических аппаратов (в том числе для станции «Мир») Владимир Бранец напомнил, что создание орбитальных станций начиналось в 1970-е гг. с большим энтузиазмом, но самый большой в мире в этой сфере отечественный опыт показал, что технологий, которые требуют исключительного участия человека, нет, точно так же как нет и перспектив какого-либо уникального производства на пилотируемых станциях. По мнению конструктора, США откажутся от МКС после 2024 г. и пойдут своим путем в освоении космоса.

Значительное внимание в стратегии уделено коммерциализации космических технологий, государственно-частному партнерству и повышению доли России на доступном мировом рынке (см. график). Впрочем, для этого необходимо повысить снизившуюся в последние годы надежность российских носителей: сейчас она, по словам Рогозина, находится на низком уровне в 93%, к 2020 г. должна вырасти до 96%, а к концу следующей пятилетки – до 99%. Надо решить и вопрос о необходимости сверхтяжелого носителя – сейчас у России нет возможности запускать на геостационарные орбиты объекты, аналогичные секретным американским спутникам размером в 100 м, сообщил генконструктор по средствам выведения Александр Медведев.

Воссоздание сверхтяжелого носителя взамен уничтоженной в процессе перестройки «Энергии» горячо поддержал бывший советский министр общего машиностроения Олег Бакланов. Однако ракеты-носители с многоразовой первой ступенью, как у компании Илона Маска SpaceX, он считает коммерчески целесообразными только в сверхлегком классе (Falcon 9 – тяжелая ракета) для восполнения потерь низкоорбитальных группировок коммуникационных легких спутников, разворачивание которых ожидается в ближайшие годы. Начать работу по такому носителю, согласно стратегии, планируется с 2028 г., а по многоразовой ступени – с 2030 г.

Будущее обсуждаемых проектов зависит в наибольшей степени от бюджетных ограничений, считает эксперт Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко. Наименьшей угрозе с этой точки зрения подвержены военные проекты, такие как создание нового космического сегмента системы предупреждения о ракетном нападении, говорит он.

www.vedomosti.r…

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *