1. Станислав Лем. «Солярис»
2. Роберт Хайнлайн. «Чужак в чужой стране»
3. Аркадий и Борис Стругацкие. «Улитка на склоне»
4. Олдос Хаксли. «О дивный новый мир»
5. Томас Манн «Волшебная гора»
6. Франц Кафка. «Процесс»
7. Герман Гессе. «Степной волк»
8. Жорис-Карл Гюисманс. «Наоборот»
9. Фридрих Ницше. «Так говорил Заратустра. Книга для всех и ни для кого»
10. Вольтер. «Кандид, или Оптимизм»

1. Станислав Лем. «Солярис» (1961)

Величайшее из произведений Станислава Лема, ставшее классикой не только фантастики, но и всей мировой прозы XX века. Уникальный роман, в котором условно-фантастический сюжет — не более чем обрамление для глубоких и тонких философских и этических исследований «вечных вопросов» Бога, Бытия, ответственности и творящей и разрушительной силы любви…

Аудио: аудиоспектакль по фантастическому роману «Солярис», в записи которго принимали участие два выдающихся актера: Армен Джигарханян и Александр Филиппенко.

2. Роберт Хайнлайн. «Чужак в чужой стране» (1961)

Фантастический философский роман Роберта Хайнлайна, удостоенный премии «Хьюго» в 1962 году. Сюжет содержит массу историко-философских аллюзий, являясь жизнеописанием Валентайна Майкла Смита, человека, воспитанного марсианами, вернувшегося на Землю и ставшего здесь новым мессией.

Лауреат четырех премий Хьюго, Роберт Хайнлайн является безоговорочно самым популярным писателем-фантастом в США. А роман «Чужак в чужой стране» — безусловно, лучшее произведение писателя, ставшее культовой книгой для читателей всего мира.

3. Аркадий и Борис Стругацкие. «Улитка на склоне»

Научно-фантастический роман братьев Стругацких. Сами авторы считали его самым совершенным и самым значительным своим произведением. Сюжет делится на две слабо связанные друг с другом части: «Управление» (или «Перец», эта часть опубликована в 1968 году) и «Лес» (или «Кандид», опубликована в 1966 году. Части сюжета чередуются по главам. Кандид и Перец — ученые, люди мысли, они не приемлют насилия и преследований. Оба они «больны тоской по пониманию» и до самого конца будут стремиться к истине, но каждый своим путем…

4. Олдос Хаксли. «О дивный новый мир» (1932)

Сейчас уже трудно представить эволюцию фантастической литературы и, в частности, утопической прозы без Хаксли. Он развивает жанр «романа-дискуссии», который впоследствии станет одним из главных видов английского интеллектуального романа. Антиутопия «О, дивный новый мир» — наивысшая точка в развитии его сатирического гения и одновременно начало утраты веры в человечество. Традиционная рецепция «романа-предупреждения», трактуемого как пародия на «технократические» фантазии Г. Уэллса, — это критика тотальной «машинизации», где Хаксли искусно препарирует капитализм, доведенный им до абсурда. Роман изображает кастовое, стандартизированное, дегуманизированное «общество перепотребления».

5. Томас Манн «Волшебная гора» (1924)

Сразу после выхода, книга «Волшебная гора» получила признание как ключевой философский роман немецкой литературы нового века. На примере замкнутого микрокосма санатория Манн дал панораму идейной жизни европейского общества в канун мировой войны. Сьюзан Зонтаг в очерке «Болезнь как метафора» трактует описание туберкулеза в книге как метафору декадентского сознания, которое стремится любым способом уйти от ответственности за собственные поступки. Сам автор характеризовал книгу следующим образом:

«Это роман о времени, причем в двойном смысле: в историческом, ведь он пытается воссоздать внутренний мир послевоенной эпохи в Европе, но также и потому, что само время является предметом этого романа. Ведь время выступает не только опытом романного героя, здесь речь идет о времени изнутри, о самом времени. Сама книга является тем, о чем она рассказывает: ведь когда она до бесконечности описывает герметичную очарованность молодого героя романа, самамагический момент, «nunc stans».

«Волшебная гора» — одно из первых художественных произведений, где всерьез обсуждаются вопросы психоанализа. Как и Фрейд, Томас Манн пытался разобраться в причинах того, почему интеллигенция начала XX века оказалась настолько заворожена недугом, распадом, смертью. Роман был написан примерно в то время, когда Фрейд открыл в человеке неодолимое «влечение к смерти». Будни обитателей санатория в «Волшебной горе» описаны Манном не без иронии, что контрастирует с высокой трагедией новеллы «Смерть в Венеции», посвященной той же самой теме пассивности декаданса, «победы сил хаоса над силами порядка».

6. Франц Кафка. «Процесс» (1925)

По своему жанру «Процесс» относится к философскому роману. При этом в нём удивительно тонко переплелись черты и классического романа эпохи реализма, и фантастического романа. Все вместе дало потрясающий литературный результат. На протяжении всего повествования, затрагивающего один год из жизни главного героя – старшего прокуриста банка, Йозефа К., читатель погружается автором в хорошо знакомый и понятный ему мир. Вот перед нами пансион, в котором живут обычные люди начала XX века. Вот – банк, в котором работают ничем не примечательные чиновники и курьеры. Вот – город с его улицами, домами и предместьями, его бытом и людьми. Всё, как всегда, всё, как надо, и только Суд, как незримая рука судьбы, постоянно врывается в привычную реальность и разрушает ее своим присутствием.

Периодическое появление фантастических элементов в «Процессе» никак не выделяется автором. Они входят в повествование естественным образом. Даже при описании самых невероятных вещей. Кафка не использует никаких особых художественных средств выразительности речи. Его литературный стиль, его язык одинаково спокоен, подробен и четок в любых ситуациях. Но именно это невыделение странностей, разрушающих привычную картину реальности, и позволяет «Процессу» показать всю нелепость окружающей действительности.

7. Герман Гессе. «Степной волк» (1927)

«Степной волк» – один из наиболее знаменитых романов писателя, исследующий путь героя внутри своей души, поиски самого себя. Это нечто значительно большее, чем просто роман, это документ времени, история болезни эпохи, невроза того поколения. В значительной мере этот роман посвящен проблемам взаимоотношений между обывателями и богемой общества.

«Степной волк» — это история Гарри Геллера, одиночки, странного нелюдима и больного отшельника. Это история человека, который страдает от того, что он наполовину человек, наполовину волк. Одна его половина хочет жрать, пить, убивать… Другая — желает мыслить, читать Гёте и слушать Моцарта…

8. Жорис-Карл Гюисманс. «Наоборот» (1884)

Именно эта книга околдовала Дориана Грея: «Странная то была книга, никогда еще он не читал такой! Казалось, под нежные звуки флейты грехи всего мира в дивных одеяниях проходят перед ним безгласной чередой. Многое, о чем он только смутно грезил, вдруг на его глазах облеклось плотью. Многое, что ему и во сне не снилось, сейчас открывалось перед ним. В таком стиле писали тончайшие художники французской школы символистов. Встречались здесь метафоры, причудливые, как орхидеи, и столь же нежных красок. Чувственная жизнь человека описывалась в терминах мистической философии. Порой трудно было решить, что читаешь — описание религиозных экстазов какого-нибудь средневекового святого или бесстыдные признания современного грешника. Это была отравляющая книга. Казалось, тяжелый запах курений поднимался от ее страниц и дурманил мозг».

Написанный в 1884 году роман «Наоборот» (À rebours) считается манифестом европейского декаданса конца XIX века. Главный герой — аристократ дез Эссент, испытывающий отвращение к окружающему миру, живёт один в загородном доме и предается утонченным и извращенным удовольствиям. Огромное место в романе уделено описанию древних и современных авторов, из произведений которых состоит библиотека дез Эссента.

9. Фридрих Ницше. «Так говорил Заратустра. Книга для всех и ни для кого» (1883)

Философский роман Фридриха Ницше. Подобно Библии, книга Ницше балансирует на грани между философией, прозой и поэзией. Имя «Заратустра» взято из восточных легенд и верований — с несомненной целью подчеркнуть отличие «жизненной мудрости», проповедуемой Заратустрой, от типично европейских норм, ценностей, догматов. Книга представляет собой отчасти поэтический, отчасти философский трактат, раскрывающий позицию самого Ницше относительно того, какое место человек занимает среди окружающего его общества, как он понимает свою жизнь, как путешествует, как познает себя и окружающий мир. В книге уделяется внимание общению человека с природой, с самим собой, и с окружающими людьми. Воспевается идея необходимости идти своим путём.

В книге повествуется о судьбе и учении бродячего философа, взявшего себе имя Заратустра в честь древнеперсидского пророка Зороастра (Заратуштры). Одной из центральных идей романа является мысль о том, что человек — промежуточная ступень в превращении обезьяны в сверхчеловека: «Человек — это канат, натянутый между животным и сверхчеловеком. Канат над бездной».

10. Вольтер. «Кандид, или Оптимизм» (1795)

Философская повесть (conte philosophique) с налетом абсурдистики и цинизма, «замаскированная» под плутовской роман (форма восходит к «Правдивым историям» Лукиана). Герои повести — Кандид, его подруга Кунигунда и наставник Панглосс — колесят по всему обитаемому миру, присутствуя при сражениях Семилетней войны, взятии русскими Азова, Лиссабонском землетрясении, и даже посещают сказочную страну Эльдорадо.

Странствия героев служат автору поводом для того, чтобы высмеивать правительство, богословие, военное дело, литературу, искусство и метафизику, в особенности оптимиста Лейбница с его учением о том, что «бог не создал бы мира, если бы он не был лучшим из всех возможных». Эти слова перефразированы Вольтером как «все к лучшему в этом лучшем из миров», и звучат саркастическим рефреном каждый раз, когда на долю героев выпадают новые бедствия.

Твоим друзьям это понравится!