Чему учит изолированность на станции?

Читаем книгу «Дневник космонавта» Юрия Усачёва.

Изолированность заставляет глубже заглянуть в себя, помогает переосмыслить многие вещи из прожитого. Переоценить прежде всего себя и, боже упаси, почувствовать себя героем. Изменить шкалу, мерку, которой мы часто меряем людей вокруг нас. Понять, наконец, что каждый из нас, независимо от места, времени и положения — прежде всего Человек.

Изолированность меняет отношение к родным и близким — они становятся ближе и лучше. Меняет отношение к стране и народу ее населяющему. Помню, после первого полета я ехал в московском метро — народу в час пик было много и всем надо было ехать. А я поймал себя на мысли, что рассматриваю окружающих и думаю: «Господи, как же я вас всех люблю».
Не уверен, что не пережив космический полёт я за такой короткий срок дошел бы сам до такой мысли.

Изолированность делает человека более терпеливым и терпимым. Начинаешь больше ценить любое, даже самое короткое общение.

И самое главное — изолированность учит слушать и слышать. После полёта, в компании я чаще слушаю разговоры или просто болтовню — и они звучат для меня как музыка — только продолжайте и не обращайте на меня внимания.

Изолированность учит прощать. Все эти кажущиеся непреодолимыми обиды — на самом деле такая ерунда. Ну не вяжутся они с этим размахом картины за окном. Прощение это признак великодушия, но это не прощение чванливо — высокомерное, а прощение сильного и мудрого человека. Прощение приносящее облегчение, прости и станет легче.

Изолированность меняет отношение к материальным ценностям — они больше не играют той давлеющей роли, как на Земле.
Изолированность плюс риск, тебя окружающий, дают ощущение раскрепощенности, свободы и полноты жизни. Понимаешь, что жить надо сегодня и сейчас, а не находиться в состоянии ожидания жизни. Не после того, как закончу работу, пойду на пенсию, когда вырастут дети, когда пройдет эта черная полоса и много много других «как и когда» — а сейчас, прямо с этой секунды — тряхнешь головой и посмотришь на мир новыми глазами. Сколько интересных и хороших людей вокруг и их, конечно же, больше, чем плохих. Сколько удивительных красок и запахов.

Изолированность плюс риск и особые условия сближают совершенно разных людей. Поэтому многие космонавты, летавшие в одних экипажах, во всяком случае большинство, относятся друг к другу как дальние родственники, а не просто коллеги по работе.

Станционная изолированность плюс жизнь в искусственной среде заставляет по-новому относиться к природе как таковой и ко всякого рода запахам. Запах — один из главных дефицитов на станции. Поэтому между полетами обращаешь особое внимание и получаешь особое удовольствие от запаха веника в бане, запаха осени или просто запаха косметики. От запаха весны или летнего леса.

Изолированность заставляет по особенному трепетно относиться ко всему живому на станции, будь то саламандры из прошлого полета, луковица, выросшая в пакете или едва видимые дафнии в «Биосфере». Сколько радости доставили нашедшийся тритон на «Мире» или возродившиеся дафнии в банке. А зеленый островок оранжереи на «Мире» был островком всеобщей любви и заботы, как представитель всего того, что было оставлено живого, зеленого, растущего на Земле.

Изолированность меняет отношение ко времени — нет этой постоянной, земной гонки, зависимости от времени. Именно поэтому, наверное, родилось здесь на станции выражение «Счастливые никуда не торопятся!». Здесь, несмотря на занятость, есть время подумать, помечтать — благо обстановка и внутри и снаружи этому способствуют. Здесь особенно чувствуется относительность времени — как философской категории. Да мы работаем и живем по расписанию и некоторые работы привязаны строго ко времени — с этим временем ничего не поделаешь — это как привычные часы на руке. Но время более протяженное, более глобальное, воспринимается по-другому. Понятие возраста вообще не имеет смысла, поскольку мы не знаем, сколько нам отпущено.

Изолированность заставляет работать интуицию, в обычной земной жизни нам всегда что-то мешает заняться собой. Здесь гораздо чаще, чем на Земле, ты как бы предугадываешь, предвосхищаешь события. И это становится нормой и уже не удивляет через какое-то время. И это удивительное чувство единения всех и вся. Существуют, наверное, незримые «ниточки», связывающие все в этом мире.

Изолированность — это очень хороший и терпеливый учитель, и она, как всякий хороший учитель, ненавязчиво и терпеливо учит — и тут все зависит от желания и готовности ученика.

И самое главное, изолированность учит щедрости и любви, благодарности за все, что дано в жизни.

Но изолированность должна когда-то кончаться, чтобы ты мог поделиться со всеми желающими тем, чему она тебя научила.

#ДневникКосмонавта #ЮрийУсачёв #ПокорителиКосмоса

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *