(#Факты@science_newworld)

11 декабря 1965 года флотилию подводных лодок посетил первый космонавт Земли Юрий Гагарин. Он вышел в море на АПЛ К-35 и записал в исторический журнал этой подводной лодки такие слова: «Отличный боевой корабль. Большая честь служить на нем. Товарищи моряки! Вам доверено грозное боевое оружие. Умело владейте им. Зорко охраняйте границы нашей Родины, мирный труд наших людей. Будьте продолжателями славных боевых традиций североморцев!»

Воспоминания Вадима КУЛИНЧЕНКО, капитан 1 ранга в отставке, ветерана-подводника:
12 апреля мир удивился и восхитился – Космос осчастливил своим посещением человек. И это был Юрий Алексеевич Гагарин (1934 – 1968) наш земляк и современник.

Вот уже 50 лет, благодаря ему, космонавты являются мировой элитой человечества, почёт и уважение окружает их во всех странах. Освоение Космоса стало приоритетным во всех развитых странах.
Подводники так и не стали «элитой», хотя это слово в их адрес когда-то и прозвучало из уст второго президента России. Но не надо обижаться. Все эти элиты явление временное – проходит мода на что-то и исчезают элиты, порождённые той или иной модой. Хорошо, что космическая элита за 50 лет ещё не потеряла уважения к себе, но, честно признаться, нет уже той эйфории, что была в 60-70-х годах прошлого столетия.

Однако это отступление. Вернёмся к короткой жизни первого космонавта Юрия Гагарина, на месте которого мог оказаться каждый из нас, его ровесников.Как и он, мы после окончания военных училищ попали на Север, конкретно на Кольский полуостров. Он в авиацию, мы в подводный флот.

Луостари и Линахамари – известные на полуострове места. Они до сих пор хранят много тайн присутствия гитлеровцев на этой земле. Этих тайн было ещё больше в те времена, когда мы здесь начинали службу лейтенантами. Юрий Гагарин приступил к полётам с аэродрома Луостари, а мы выходили в море из баз Северного флота, в том числе и из Линахамари, и ныряли в глубины океана.

В летописи Северного флота записано: «Североморские лётчики по праву гордятся тем, что в их рядах служил первый в мире космонавт Ю.А. Гагарин». Но это немного не так. Юрий Гагарин не был морским лётчиком. Он проходил службу в рядах ВВС, которые взаимодействовали и прикрывали силы Северного флота, но не были в его составе. Так что здесь чисто профессиональная гордость за коллегу, к тому же мы жили на одной земле и были в равной степени за неё в ответе.

Луостари и Линахамари расположены поблизости друг от друга, а весь этот район в морском просторечии характеризовался как «Лихо на море», одним словом, не лучшее место на Кольском полуострове. Из Луостари Ю. Гагарин попал в отряд космонавтов.

И только в 1965 году, на вершине своей славы, ему посчастливилось ещё раз посетить эти места. Тогда же он посетил и первую базу атомного подводного флота Западную Лицу, где на одной из подводных лодок флотилии вышел в море и был посвящён в братство подводников. Об этом факте из жизни первого космонавта я и хочу рассказать.

Прошло уже 46 лет, некоторые детали этого эпизода, рассказанные мне моим товарищем Анатолием Ефремовым, сокурсником по училищу Подводного плавания, уже стираются из памяти.А сам Толя Ефремов рано ушёл из жизни. Возможно, мои воспоминания прочтёт кто-нибудь из участников тех событий и дополнит детали.

В тот далёкий 1965 год я был назначен помощником командира на атомную подводную лодку с крылатыми ракетами «К-131» проекта 675. Эти лодки почему-то относили к разряду многоцелевых, хотя шумность их была такая, что наши потенциальные противники дали им название «ревущие коровы». Но во всех других отношениях лодка была надёжной.

В конце декабря 1965 года мы пришли с новостройки на нашей ПЛАРК «К-131» в родную базу Западная Лица. В Лице много было разговоров о недавнем посещении базы первым космонавтом Юрием Гагариным. Рассказы были разные и противоречивые.

Я попросил Анатолия Ефремова, непосредственного участника «крещения Гагарина в подводники», рассказать всё как было. Толя уже был старшим помощником командира атомохода.

В те времена всё, что касалось подводного флота и космоса, было засекречено. Правда, космос был мечтой всех мальчишек, они о нём знали всё, а вот о подводном флоте знали немного. В отличие от космонавтов, подводники были бойцами невидимого фронта.За каждый полёт космонавты становились Героями, а подводники за так называемые «автономки» не получали даже медалей. Но они не роптали, честно выполняя свой долг, и ценили рискованные работы других, в том числе и космонавтов.

На мой вопрос о Гагарине Ефремов ответил так:-
« Что хочешь услышать от меня?
Мужик он отличный, наш, с океана, но над ним плотно работает система.
Да, мы его посвятили в подводники, но немного не по правилам. Указание сверху. Об этом приказано было не распространяться, но кое-что тебе расскажу. (Всякие корреспонденты, как сегодня, на борт подлодок не допускались) Почему выбор пал на нашу лодку, не знаю.
Но перед выходом нас, командира, меня и механика, замучили инструктажами политики (работники политорганов различных уровней. – В.К.). Они требовали не погружаться ниже перископной глубины. Но ты же знаешь, что плавание на этой глубине с опущенным перископом очень рискованно, хотя полигон усиленно охранялся надводными кораблями. Еле убедили их, что мы будем ходить на безопасной глубине 40 метров.

Чтобы стать настоящим подводником, знаешь, надо поплавать на рабочей глубине, для нашего проекта это 240 метров. Мы эту глубину должны были имитировать докладами. Сделали это, уведя Юрия Алексеевича из центрального отсека, где у него перед глазами были боцман на рулях и глубиномеры. А он лётчик, и ему всё это знакомо…Предварительно ему разрешили посмотреть в перископ, после чего он сказал: «И через этот маленький глазок Вы сообщаетесь с миром?».

Ему все наперебой стали объяснять устройство лодки, свита была внушительной, «знатоков» было, хоть отбавляй, все хотели попасть в историю. Ох, уж эта история, в неё вляпаешься, потом… не отмоешься. Нам надо было с командиром доводить «спектакль» до конца.Всё прошло на высоте, без всяких издержек. Но, на мой взгляд, Юрий Гагарин понимал всё, но принял правила навязанной ему игры.
Через полтора часа всплыли, пообедали в кают-компании, поговорили на различные темы, поздравили Юрия Гагарина со вступлением в братство подводников, чему он был несказанно рад. В честь этого события подарили ему нашу канадку (кожаная куртка из овчины, непременный атрибут офицеров-подводников. – В.К.). Подарком он остался доволен, сказав, что ему в ней было бы гораздо удобнее в Космосе, чем в скафандре.

Вот так мы свозили первого космонавта в океан. И не его и не наша вина, что он так и не побывал на глубине 240 метров…
А мужик он настоящий, понимающий, наш ровесник, но вынужденный подыгрывать дядькам из политотдела…»
Так закончил свой рассказ мой товарищ Толя Ефремов, настоящий подводник.

Сейчас времена другие, новые придуманные «традиции», которых мы не знали, и система вроде другая, но показуха со стороны других дядек – чиновников оказалась даже большей!..

Выступая после выхода в море перед подводниками флотилии Юрий Гагарин высказал свои впечатления так:«Ваши подводные лодки так похожи на космические корабли, а вы все герои…». Далее он говорил о том, что и раньше знал о нелёгкой службе подводников, но не представлял всей её сложности.

Флотский поэт, капитан 2 ранга Виктор Сергеев отразил это в стихотворении «День подводника» так:
И снова – смены, вахты и тревоги…
И как будто бы нормально всё вполне,
Но кто не знал подводников дороги,
Тот не представит это и во сне.
Не зря Гагарин, побывав на лодке,
Сказал: «Ребята, в небе всё же проще!».
А нам – привычно. С каждой автономкой
Мы прибавляем флоту его мощи.

Позже космонавтами стали становиться и моряки, например, Валерий Рождественский (полёт на корабле «Союз-23» в октябре 1976 г.), который писал: «На вопрос, что же объединяет военных моряков и космонавтов, роднит их профессии, отвечу: взять хотя бы самое простое – термины. Полёт осуществляется в космическом… корабле. У нас есть такие понятия, как «звёздоплавание», «космоплавание». При стыковке на орбите – причаливание. Во время этой операции мы тщательно исследуем переходные люки, как, к примеру, при работе водолазов с экипажем подводной лодки. В дальних полётах космонавты, подобно морякам, надолго отрываются от дома, от родной земли. Знают, что такое риск, умеют быть мужественными, владеть собой. Если заставляет обстановка, сами справляются с необходимым ремонтом. И моряки, и космонавты никогда не унывают, сохраняют бодрость духа в самых трудных ситуациях. Всегда готовы поддержать товарища и себя остроумной шуткой. Но главное, конечно, – постоянная нацеленность на максимум дела, на выполнение любого сложного задания.Космонавты много берут у моряков. И сами любят делиться опытом. Нам частенько выпадает трудиться бок о бок. Порой находимся, образно говоря, в корабельном режиме».



Твоим друзьям это понравится!